12+
Сегодня:
28 Ноября

  • Утро дня освобождения

    400-летию с. Монаково и 72-й годовщине его освобождения посвящается2015-01-310137422 ИЮНЯ 1941 года - опять беда, опять война, опять мобилизация. Фашистская Германия вероломно напала на нашу Родину. 23 июня 1941 года в Курской области было объявлено военное положение. Все мужское население, подлежащее призыву, и добровольцы ушли на фронт. Чуть более 200 жителей деревни Монаково с оружием в руках ушли защищать свою Отчизну. 91 из них не суждено было вернуться домой.

    Хотя, если смотреть правде в глаза, не все монаковские мужчины призывного возраста были патриотами. Об этом говорит дневник крестьянина нашей деревни Егора (Георгия) Петровича Монакова, который он вел с 1918 по 1969 годы. Сохранились сведения о троих дезертирах, которые были пойманы и отправлены, скорее всего, в штрафные батальоны.
    3 июля немцы оккупировали Старый Оскол, а также Монаково и его окрестности. «Здесь, на нашей старооскольской земле, летом 1942-го произошла трагедия. В окружении оказались подразделения двенадцати дивизий РККА, отдельные, саперные батальоны и батальоны связи 21-й и 40-й армий. В плен попали 40 тыс. красноармейцев и краскомов. В Старооскольском районе от Атаманского леса до села Завалишино на полосе земли длиной 50 км сражались и погибли в окружении более 50 тыс. человек. На каждый километр по тысяче, на каждый метр – по человеку», пишет в книге «Лицом к лицу» Д.Е.Зарубин. А вот какую запись оставил в своем дневнике житель деревни Монаково Егор Петрович Монаков: «6 июля я был взят в плен властями своими монаковцами («властями своими» он имел в виду полицаев и перечисляет их поименно. Примечание автора). Нас гнали с пленными нашими русскими солдатами до 20 тыс. человек, взятыми в плен в районе с. Нижне-Чуфичево. Пригнали в с. Орлик, ночевали три ночи в яру, потом нас два дня гнали до города Короча. В Короче переночевали две ночи и направляли на Белгород. Утром 13 июля нас всех местных жителей пустили по домам. За нами приезжали старосты Тимофей Прохорович и Егор Васильевич, потом мы дошли до Орлика, приносили нам продукты женщины… Эти двое старост Тимофей Прохорович и Егор Васильевич Монаков, по рассказам многих старожилов, ездили в Корочу «хлопотать» за наших мужиков и поручаться за них, что они благонадежные люди».
    Всюду, где побывали фашисты, остались кровавые следы их злодеяний. 15 августа 1942г. (по свидетельству близких родственников, 17 июля) после зверских пыток был убит председатель сельсовета Монаков Андриян Алексеевич. По словам дочери Валентины Андрияновны, расстрелян он в д. Прокудино в районе МТФ, а 9 мая 1943 года был перезахоронен на монаковском кладбище.
    3 июля 1942 г. (по данным автора, 10 июля) за оказание помощи оставшимся советским солдатам и их сокрытие были расстреляны трое советских солдат и жители Монаково Панкратов Сергей Андриянович, его жена Ефросиния Дмитриевна и Монаков Егор Акимович. Подробно описали этот трагический случай родственники погибших односельчан Панкратов Василий Степанович и Монакова Анна Дмитриевна: «В районе Коровьего леса послышались беспорядочная стрельба, крики «Ура!» (Наши окруженцы давали о себе знать). Несколько немцев кинулись к своим мотоциклам, которые находились в амбаре во дворе Монакова Егора Акимовича. А он с испугу или растерялся - не мог найти ключи, чтобы открыть замок на амбаре. Когда пальба поутихла, на допросе, учиненном немцами, он сказал, что, по всей вероятности, ключ нечаянно обронил во дворе у Панкратовых. Когда пришли во двор к Сергею Андрияновичу, то немцы вместо ключей обнаружили трех красноармейцев… Егора Акимовича убили на месте, а семью Панкратовых расстреляли в сумерках в центре деревни, в том районе, где сейчас стоят многоэтажные дома №№ 10, 11. Вначале на глазах у дочери убили отца, следующим выстрелом убили мать, а затем выстрелили в шестнадцатилетнюю Марфу. Но ее только ранило, ночью она очнулась и приползла к своим близким родственникам. На фронте за смерть своих родителей мстили фашистам их сыновья. В 1943 году пал смертью храбрых 20-летний Никита. В 1965 году прах Сергея Андрияновича и Ефросинии Дмитриевны перенесли (перезахоронили) на монаковском кладбище.

    13 августа 1942 г. (по данным автора – 13 июля) через д. Монаково гнали военнопленных красноармейцев. «12 июля 1942 г. произошла трагедия у наших соседей – семьи учителя Монаковской начальной школы Малыхиной Марии Сергеевны, - рассказывает об этом случае сын Ивана Никитовича Монаков Григорий Иванович 1925 года рождения. - Ее 12-летний сын Лева тайком принес домой гранату и, забравшись на печку, принялся разбирать ее – прогремел взрыв, и мальчик погиб. На другой день мы с ребятами на кладбище выкопали ему могилку. Я пришел домой. Во дворе мой отец с дядей Васей делали гробик для Левы. В это время по нашей улице двигалась очередная большая колонна наших военнопленных солдат. Страшная стояла жара. Измотанные, грязные, голодные, особенно им досаждала жажда. Красноармейцы стонали, просили пить, обращаясь к жителям. Недолго думая, бросив инструменты, отец и дядя Вася подхватили кадку с водой и вынесли на улицу. Немцы начали стрелять в них. Они стали убегать. Отца моего ранило в плечо, но он умудрился перескочить через соседний плетень и скрыться в саду. А дяде не повезло, он забежал в нашу хату, а немец за ним – у меня на глазах выстрелил ему в голову и убил…»
    В 1942 году на фронте погиб и отец Левы – заведующий и учитель Монаковской начальной школы Герасим Андреевич Малыхин.
    6 сентября 1942 года были арестованы член ВКП(б) Дергилев Фетис Васильевич и депутат сельсовета Монаков Борис Дмитриевич. Судьба их неизвестна.
    Монаковцы, жившие в Старом Осколе, также сильно пострадали во время оккупации. Когда подойдете к Вечному огню у памятника Скорбящей матери в бывшем старооскольском горсаду на улице Ленина, обратите внимание на мемориальные плиты с фамилиями старооскольцев – жертв фашистской оккупации. Из 144 фамилий больше всех Монаковых – 11 человек.

    60 парней и девушек в возрасте от 14 до 18 лет из деревни Монаково были угнаны в Германию, об этом писал в газете «Путь Октября» за 5 февраля 2000 года известный краевед Староосколья Владимир Иванов (а всего, по архивным данным, по Долгополянскому с/совету - 98 чел.) Среди 29 долгополянских парней был и мой отец Петр Константинович Монаков. В архивном отделе г. Белгорода я ознакомился с его фильтрационным делом. Отца арестовали за побег, три раза его допрашивали немцы. С 24 октября 1942 г. по 25 апреля 1945 г. он содержался в концлагере Бухенвальд, был освобожден американскими войсками.
    На примере материалов «фильтрационного дела» отца можно проследить путь, который проходило большинство пленников, возвращаясь на Родину. После освобождения узников концлагеря Бухенвальд 11 апреля 1945 года американцы по своей методике «фильтровали» бывших узников. И лишь 25 апреля они передали отца военному «Русскому комитету», который, в свою очередь, направил его в свой проверочно-фильтрационный лагерь № 278 в г. Бреслау (Польша). 28 августа 1945 г. отец был зарегистрирован Старооскольским РОУМГБ. И лишь после этого он смог обнять свою маму, сестер и братишек.
    Да, война есть война! Но какую опасность для государства могли представлять простые деревенские девчонки и мальчишки, которые не по своей воле были угнаны на принудительные работы в Германию? Бывшие узники, прошедшие через различные проверочно-фильтрационные пункты и лагеря, продолжали и в мирное время оставаться на оперативно-справочном учете УКГБ.
    Такой же путь прошел самый молодой паренек из угнанных из Монаково – Иван Романович Монаков 1926 года рождения.
    Огромный ущерб причинила война Старооскольскому краю. Из 33 сельсоветов Старооскольского района за время фашистской оккупации жители территории Долгополянского сельсовета смогли сохранить в процентном отношении сельхозинвентаря в два-три раза больше, чем по району в целом. Да и по сохранности лошадей (основная тягловая сила в сельском хозяйстве в то время) Долгополянский сельсовет был на втором месте после Федосеевского.
    В Старооскольском районе в 33 сельских Советах до оккупации было 4743 лошади, после оккупации осталось лишь 603 (12,7%). По Федосеевскому с/Совету было 101, осталось 47 (46,5%), по Долгополянскому было 230, осталось 82 (35,7%).
    Кстати, конных повозок по Долгополянскому с/Совету стало на 21 больше. В округе во время оккупации бродило много бесхозных лошадей, коров, отставших от своего гурта или попавших под бомбежки при эвакуации за Дон. По логам, оврагам и балкам было много брошенных разбитых телег, повозок и различного снаряжения для упряжей лошадей. Этим воспользовались некоторые жители нашего сельсовета, в том числе и монаковцы.
    Много споров, многочисленных дискуссий идет о дате освобождения нашего села. До 2013 года день освобождения Монаково праздновали 5 февраля. А с 2013 года «наверху» решили считать днем освобождения 21 января 1943 года.
    Автор берет на себя смелость высказать свою точку зрения – днем освобождения села Монаково считать 28 января 1943 года. В книге «Старый Оскол 1593.-1993г.» под авторством двух известных историков-краеведов А.П. Никулова и Э.И. Григорьева читаем: «…22 января 1943 года 116 отдельная танковая бригада под командованием полковника А.Ю. Новака внезапным ударом овладела с. Казачок и важной железнодорожной станцией Голофеевка, и в течение пяти дней при поддержке 6-й и 8-й отдельных лыжных бригад и 1-го батальона 81-го гвардейского стрелкового полка 25 ГСД вели бои за удержание Голофеевки. 8-я лыжная бригада освободила село Верхне-Атаманское, а 6-я бригада – села Сорокино и Соковое».
    После пятидневных боев за Казачок и станцию Голофеевка восьмая лыжная бригада через Великий Перевоз, Нижне-Чуфичево, Раевку устремилась на Верхне-Атаманское. Подтверждение этим событиям - табличка с фотографией на братской могиле в Н-Чуфичево, установленная сыном М.Ф. Костина Геннадием Михайловичем Костиным, приехавшим из Петербурга, в апреле 2013 года.
    Командир пулеметного взвода 8 отдельной лыжной бригады мл. лейтенант Михаил Федорович Костин погиб (пропал без вести) в боях у деревни Нижне-Чуфичево, Нижне-Атаманское Старооскольского района в период с 28.01 по 03.02. 1943 года (Выписка из военного архива).
    Во второй половине дня 28 января 1943 года немцы и их приспешники в спешном порядке стали покидать нашу деревню. К вечеру их не осталось. Морозным солнечным утром 29 января 1943 года, не встретив никакого сопротивления, со стороны сел Шмарное и Нижне-Чуфичево по ул. Булаванка (ул. Садовая) и ул. Санопиховки (ул. Центральная в сторону с. Долгая Поляна) ночью прошла военная разведка.
    Вот как описывает большинство очевидцев те события: «Все разведчики были как на подбор. Рослые, крепкие, молодые и красивые. Одеты с иголочки – во все новое, в полушубках, валенках, теплых рукавицах, шапках, с карабинами наперевес».
    Интересный случай рассказал житель Монаково Григорий Иванович Монаков: «На второй день после прихода наших солдат им потребовался гужевой транспорт для подвоза снарядов и патронов до с. Успенка (8 км). Изъявили желание помочь трое наших парней - Монаков Григорий Яковлевич, Монаков Павел Герасимович и я. На своих лошадях, запряженных в сани, они доставили военный груз в пункт назначения. Там их накормили наши солдаты, дали на обратный путь сухой паек, поблагодарили и отправили домой пешими… А на вопрос ребят: «Что мы скажем дома, где наши лошади?», солдаты под общий смех: «Пошли вместе с армией на Берлин».
    А вот какую запись оставил в своем дневнике Егор Петрович Монаков:
    «…24 января фронт сбоку начал продвигаться к нам ближе. 28 января стала слышна стрельба из пулемёта со стороны села Казачок. (Прим. автора: по уточненным данным – со стороны села Нижне-Чуфичево, 8-я лыжная отдельная бригада вступила в бой с немцами, продвигаясь к селу Верхне-Атаманское). 29 – 30 января были разведки. Русские войска заняли нашу местность и пошли на Запад».

    Иван Петрович МОНАКОВ,
    житель с. Монаково.
    По архивным данным г. Курска, г. Белгорода, г. Старого Оскола.

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Конкурс

Голосование

Лучше, если газета станет еженедельником?


Фотогалерея

Партнеры

Интервью