12+
Сегодня:
21 Сентября

  • Со спецзаданием в нагорьях Гиндукуша

    2013-07-060118014 МАРТА 1982 года у Николая Алексеевича Дегтярева началась спецкомандировка в Афганистан. А накануне он в составе дежурной милицейской группы участвовал в задержании двух вооруженных бандитов, вознамерившихся ограбить председателя Старооскольского райпо Лазаря Нормана.

    Разбойники проживали на Украине в Енакиево, а со Старым Осколом хорошо познакомились, когда, будучи условно осужденными, пребывали в одной из спецкомендатур, расположенных на территории нашего города. Здесь же узнали, что Лазарь Норман – не бедный человек, и спланировали  его ограбление. Николай Дегтярев, тогда сотрудник отдела охраны, в злополучный день в свободное от службы  время отрабатывал так называемые социалистические обязательства по охране общественного порядка. Поскольку это была общественная нагрузка – помогал дежурным милиционерам, то пошел в наряд без оружия. Когда по рации пришло тревожное сообщение, что на Нормана и его жену в их квартире совершено вооруженное нападение, парни из подвижной милицейской  группы   не могли и предположить, что один преступник будет вооружен револьвером, а у другого будет пистолет «Вальтер» с двумя патронами.

    Неожиданностью для работников милиции стало и расположение помещений  в пятикомнатной нормановской квартире, объединенной из 2-х и 3-х комнатной.  Случилось так, что быстро, врасплох застали одного грабителя, но в дальней комнате хозяином дома занимался второй. Почуяв неладное, тот оставил на минуту жертву, и  осторожно вышел посмотреть, в чем дело. Так Николай Дегтярев оказался  в узком  и длинном коридоре один на один с преступником, который нацелил на него пистолет. «Руки вверх, стрелять буду!», – резко скомандовал не потерявший самообладания преступник, – и Дегтяреву ничего не оставалось, как послушно выполнить требование. Бандит явно не шутил, а Дегтярев всеми фибрами души ощутил безвыходность ситуации.

    –  То, что я сейчас сижу перед вами, и вспоминаю этот случай, – заслуга Нормана, – раздумчиво произнес Николай Алексеевич. – Ветеран  Великой Отечественной войны, Лазарь Семенович не струсил, не впал от страха в ступор. Как только преступник наставил на меня пистолет, Норман схватил его за руку, а там уж мы не растерялись и бандита скрутили.

    Какой это был матерый волк, известно стало потом. Когда я его спускал по ступенькам  дома, он зло процедил сквозь зубы: «Зря я тебя сразу не пришил».

    В группу «Кобальт» , куда определи Николая, попали самые  лучшие и надежные сотрудники милиции, по состоянию здоровья способные служить в экстремальных климатических условиях. У Николая Александровича, уроженца  курской глубинки,  в качестве семейной реликвии до сих пор хранится справка, выданная при медицинском осмотре белгородскими врачами. В документе записано: «Годен к службе в тропическом и субтропическом климате». Элитный отряд из  500 человек , куда вошли  милиционеры, представлявшие весь Советский Союз, сформировали в Москве, а затем отправили  военно-транспортными самолетами в Ташкент. Там в узбекской столице в милицейской школе «афганцы» проходили спецподготовку. Знакомились с горами, осваивали  подрывное делу, учились стрелять из всех видов стрелкового оружия. Бойцы спецотряда тогда впервой увидели знаменитый впоследствии гранатомет «Муха»… Занятие проводили офицеры, имевшие опыт боевых действий с моджахедами на территории Афганистана. Николай, успешно отслуживший срочную и получивший звание старшины, сразу понял, как в этой спецкомандировке будет все серьезно. Дыхание войны, о которой командированные в «горячую» точку знали только по рассказам очевидцев, стало ощущаться явственнее, вселяло смутную тревогу.

    После двух недель тренировок бойцов «Кобальта» перебросили в Кабул, а там разделили на взводы, состоящие из  30 человек. Отряд, в котором оказался Николай, определили  для несения службы в провинции Фарах, расположенной на западе страны, недалеко от границы с Ираном.

    – В боевых действиях нам было запрещено участвовать, этим занимались армейские части, – вспоминает Николай. –  Нам была поставлена задача вербовать агентуру и заниматься сбором разведданных, которые пригодились бы при осуществлении  войсковых операций. Командовали нашим отрядов офицеры, а в его составе были два переводчика – узбеки по национальности, знавшие  языки фарси и дари.

    Вместо полугода, как предполагалось вначале, Николаю пришлось прослужить в Афганистане восемь месяцев. Когда он, вооруженный автоматом и пистолетом, карабкался по сопкам, изнывал от 50 градусной жары на плато  недалеко от границы с Ираном, спасался от коварного ветра «афганца», к нему на родину в село Удобное Горшеченского района Курской области пришла благодарность за подписью командира команды спецназначения. В письме, адресованном маме Николая, говорилось: «Уважаемая Анастасия Ильинична! Ваш сын, Дегтярев Николай Алексеевич, выполняя задание советского правительства, по велению своего служебного долга, активно участвует в оказании интернациональной помощи Демократической Республике Афганистан, в защите завоеваний Апрельской революции, проявляет высокое мужество, личную дисциплинированность и примерность при решении поставленных перед ним  задач.

    Выражаем Вам, уважаемая Анастасия Ильинична, нашу глубокую признательность за воспитание сына, достойного гражданина нашей любимой Родины. Просим передать всем членам Вашей семьи и родственникам, что они могут по праву гордиться Николаем Алексеевичем.

    Мы уверены в том, что он и впредь будет достойно нести честь и высокое звание сотрудника органов внутренних дел Союза Советских  Социалистических республик.

    Командир команды спецназначения  подполковник В.А. Винокуров

    Заместитель командира команды по политической части  майор А.А. Зинин..…».

    2 сентября 1982 года

     В разговоре по этому поводу Николай Алексеевич сделал  комментарий:

    – Мама, конечно же, не знала, что я командирован в Афганистан, – поэтому, когда пришло письмо в необычном конверте, она насторожилась, а, прочтя первые строки, сразу же залилась слезами. Оно и понятно, мама – жена фронтовика, и тому поколению уж слишком памятны были военные «похоронки». Сразу же побежала к соседям, а те, вникнув в содержание, успокоили ее словами: «Да что ты плачешь, радоваться надо! Тебя благодарят за воспитание сына, который  отличился на службе».

    Николай Алексеевич Дегтярев, награжденный  в  декабре 1982 году Почетной грамотой Министерства Внутренних дел СССР «За добросовестное и успешное выполнение специального задания», был первым и единственным сотрудником Старооскольского УВД, побывавшим в Афганистане, когда там дислоцировались  советские войска. После этого он получил звание «младший лейтенант», заочно закончил Старооскольский геологоразведочный техникум, и прослужил в общей сложности 30 лет в органах внутренних дел. 15 из них возглавлял службу ИВС.

    В звании подполковника ушел на пенсию, но до сих пор трудится, теперь уже «на гражданке».

    И хотя сравнительно давно закаленный офицер Николай Дегтярев  отошел от милицейских дел, до сих пор остро переживает события, происходящие теперь уже в полицейском ведомстве. Как и многие его коллеги, он видит только видимость происходящих здесь реформ. Николай Алексеевич справедливо считает, для того чтобы достичь эффекта от перестройки в органах МВД, прежде всего нужно всерьез заняться подготовкой и воспитанием полицейских кадров. Причем, высшее полицейское начальство, выполняющее эту непростую задачу, должно быть высококомпетентным в профессиональном и кристально чистым в моральном и нравственном отношении.

    Николай пояснил это на собственном примере:

    – Своих подчиненных я отчитывал за небрежный внешний вид. Был как начальник  жестким и непримиримым, когда кто-то из дежуривших  входил в сговор с лицами,  содержащимися  в камере предварительного заключения.

    Вчерашним деревенским мальчишкам, надевшим милицейскую форму, внушал: «Вы будете общаться с людьми, которые зачастую и в культурном плане и в смысле образованности стоят выше вас. Вы семь раз подумайте, прежде чем им что-то сказать…

    Идеальный сотрудник полиции должен быть высокоэрудированным человеком, тонким психологом. В нашей работе бывает всякое. В камерах изолятора временного содержания встречался такой контингент, что сотруднику милиции, не обладающему определенными знаниями психологии, человеку без специальной психологической подготовки, было с некоторыми заключенными не совладать. Чтобы побыстрее покинуть камеру и очутиться на больничной койке, отдельные наши подопечные глотали алюминиевые ложки, супинаторы от обуви. Им было наплевать на свое здоровье, поскольку полагали, что  из больничной палаты им легче будет совершить побег.

    С такими людьми нужно было вести себя особо осторожно, играя на их слабых струнах, с тем, чтобы не допустить инцидента. Для таких ситуаций нужно, чтобы в полиции работали  люди, хорошо понимающие специфику криминального мира, настоящие профессионалы.

    Николай – родом из социализма, и ему больно слышать, как некоторые СМИ до сих пор охаивают «афганцев», которые, мол, бездумно, подчиняясь воле Коммунистической партии, отправились воевать в чужую страну. «Мы честно выполняли свой долг!» – отвечает таким оппонентам Николай. Давайте вспомним тогдашнюю политическую ситуацию:  не вошли бы советские войска, в провинции Фарах – в пустынных нагорьях Гиндукуша, а также в других местах Афганистана,  стояли бы американцы, и их боевые ракетные установки были бы направлены в сторону СССР.

    Впрочем, так и случилось, если рассматривать историю современной России. Она потеряла былую мощь, и теперь даже карликовая держава  не стесняется  нашу больную и обессилевшую родину унижать, пытается говорить с Россией с позиции силы на равных. Войска США и их союзников вторглись в Ирак, стоят в Афганистане. В результате афганской  операции в нашу страну в огромных количествах стали поступать наркотики… Словом, факт ввода советских войск в Афганистан с точки зрения геополитической обстановки еще потребует своей объективной оценки и переосмысления.

    Николай гордится своей афганской наградой – знаком «Воину-нтернационалисту». С развалом Советского Союза, по мысли Николая Алексеевича, мы потеряли еще один важный для государства скреп – это интернациональную солидарность. В Афгане в отряде, где служил Николай, кроме русских, были украинцы, узбеки, адыгейцы, представители других республик Северного Кавказа. В ситуации, чреватой смертельной опасностью, каждый знал, что товарищ его надежно прикроет, подставит плечо. Не было национальной спеси, унизительных кличек и намеков, каждый ощущал себя равным среди равных.

    – Не будет в стране единства среди русских, чего из-за расслоения, материальной несправедливости становится все меньше, если не вернем интернациональную дружбу, Россия никогда больше не станет страной-победительницей, – считает «афганец» Николай Дегтярев.

    Евгений ЕВСЮКОВ.

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Конкурс

Голосование

Лучше, если газета станет еженедельником?


Фотогалерея

Партнеры

Интервью