12+
Сегодня:
18 Декабря

  • Мне не нужна яхта

    2016-06-040353«Я ПРОШУ прощения у жителей Федосеевки, что в 1996 году приехала в ваше село нищим выпускником Тимирязевской академии и осталась», - с этих строк открытого письма из редакционной почты началось наше знакомство с главой крестьянско-фермерского хозяйства Ириной Чередниченко.

    Как Иван Иванович поссорился
    с Иваном Никифоровичем

    Написать открытое письмо к жителям Федосеевки Ирину Владимировну заставило желание быть услышанной другими фермерами, всеми сельскими жителями, и найти способ уладить давний затяжной конфликт с одним своим соседом. Сосед этот, владелец двухэтажного коттеджа, возмущен тем, что, выходя на свой балкон, регулярно вынужден дышать неприятным для него запахом навоза, доносящимся с участка Чередниченко. По этому поводу сосед пишет жалобы во все инстанции, к главе КФХ приезжают постоянные проверки, нарушений не находят, но времени и нервов отнимают много. В конфликт вовлечен и начальник сельской территории Н.А. Калинин. Недавно он полдня потратил на то, чтобы помирить соседей и заставить их пожать друг другу руки через забор, разделяющий домовладения. И хотя на сегодняшний день мир восстановлен, Ирина Владимировна считает перемирие шатким: сейчас коровы кормятся - и удобряют почву - на выпасе, а придет осенний стойловый период, и навозная куча на ее крестьянско-фермерском подворье вновь начнет расти, а отношение соседа к запаху, который всегда сопровождает содержание КРС, вряд ли переменится. «Я готова пойти на любые уступки, чтобы сохранить мир и покой, но отказаться от любимого дела – животноводства – не считаю возможным. Однако мне кажется, я нашла способ решения этой проблемы», - говорит Ирина Чередниченко.

    Любимое дело
    стало профессией

    Ирина Владимировна Чередниченко родом из Новокузнецка Кемеровской области. Ее любовь к животноводству началась в детстве со знакомства с увлеченным своей работой человеком: «В нашем районе была ветлечебница, и там работала очень хорошая женщина, ветеринарный врач, с которой мы проводили много времени. Она учила нас понимать животных и помогать им, привила любовь к работе зоотехника. Я без сомнений выбрала свой жизненный путь – поступила после школы в Тимирязевку на зооинженерный». А закончила учебу Ирина в 1993 году, в тяжелейшее для страны и сельского хозяйства время. Колхозы разваливались, пускали под нож племенные стада, зарплат не было. Но молодые специалисты Ирина и ее муж Сергей уехали по целевому направлению в Чернянский район и отработали там положенные три года в тяжелейших условиях. Выжили только благодаря подсобному хозяйству. В Федосеевку перебрались в 96-м, тут был колхоз, просуществовавший до 2001 года. С тех пор, как совхоз развалился, семья Чередниченко осуществляет свою трудовую деятельность в статусе крестьянско-фермерского хозяйства. «Когда мы попросили место под огород, участок нам дали в районе, где раньше располагалась тракторная бригада. 20 лет мы облагораживали закатанную, залитую соляркой и маслом землю. Приходилось удобрять и пересевать каждый клочок. Только при помощи органических удобрений мы смогли превратить мёртвую землю в живую», - вспоминает Ирина. В семье Чередниченко трое детей - две девочки и мальчик. Старшая дочь – учитель английского языка, средняя – второкурсница в Воронежском пищевике, будет технологом. Сыну 10 лет, он еще школьник. Никто из детей не хочет посвятить свою жизнь сельскому труду – слишком хорошо знают, как нелегко достается крестьянский хлеб.

    Красная степная

    Сейчас в хозяйстве Чередниченко вместе с молодняком 14 коров, 5 из них дойные. Ирина Владимировна не просто занимается получением молока от своих подопечных, ей интересно делать что-то большее. Когда глава КФХ обратилась в Подольский головной центр по воспроизводству сельскохозяйственных животных (ГВЦ), его специалисты настояли на том, чтобы фермер взялась за восстановление в своем регионе красной степной породы коров. Сначала такая идея не показалась Ирине блестящей, но в процессе работы она полюбила красную степную и нашла в ней массу достоинств: «Абсолютно спокойная, неагрессивная порода, которая еще себя не раскрыла и не показала в полной мере. Коровы эти выше на ногах, чем распространенные повсюду голштины, а это значит, что в условиях наших неокультуренных пастбищ, где много колючек, сухих жестких стеблей, травматизм вымени будет ниже. Эта порода легко переносит зной, надои в жару ни на литр не уменьшаются - знаю по прошлому лету, когда это свойство красной степной было заметно даже на моих полукровках. По содержанию белка молоко этих коров считается очень ценным, его процент может колебаться от 3,2 до 3,6. И самое главное достоинство красной степной - высокий иммунитет и генетическая устойчивость к лейкозу, который сейчас является настоящим бичом для поголовья коров в крупных агрохолдингах. Вероятно, в ГВЦ решили восстанавливать красную степную, чтобы «разбавлять» ею основное поголовье и тем самым повышать сопротивляемость животных к лейкозу. А для небольших крестьянских хозяйств такая корова – просто находка. Мне хотелось бы работать дальше с этой породой, закупить больше телок, чтобы уже действительно можно было говорить о создании генофонда».

    Я – за цивилизованных фермеров

    Но пока приходится тратить силы на решение проблем куда более приземленных. «Да, у навоза есть полгода состояния, когда выделяется неприятный запах. Мы проконсультировались со специалистами и нашли решение, которое могло бы устроить всех. Мы хотим построить навозохранилище закрытого типа, - делится планами Ирина Владимировна. - Прошу жителей Федосеевки дать мне время для проектирования, строительства и ввода в эксплуатацию полигона для переработки продуктов жизнедеятельности животных и растительных отходов. Хочу, чтобы мы на селе зажили, наконец, цивилизованно. Пока этого нет. Экологи штрафуют селян за сжигание растительного мусора на полях и огородах, выдают предписания о вывозе навоза с подворий, однако когда задаешь вопрос – а куда мы можем все это деть, если не сжигать и не складировать? – ответа не получаешь». Таким местом, по мнению фермера из Федосеевки, мог бы в каждой сельской территории стать полигон для переработки отходов закрытого типа. 

    Принцип его устройства в общих чертах такой: роется траншея определенного размера, в которую закатываются отходы сельхозпроизводства. Для ускорения процесса ферментации навоза можно использовать комплекс бактерий - натуральный препарат «Байкал». Затем полученный полуфабрикат заселяется колонией червей, которые очень долго перерабатывают свежий навоз, а вот ферментированный – в разы быстрее. В финале процесса получается биогумус, легкий как пух, богатый полезными для растений веществами. Все фазы проходят закрыто, под пленкой. «Через два года мы сможем поставлять на огороды жителей высококлассный, сохраняющий драгоценную влагу перегной, и тогда засуха не будет наносить большой урон местным овощеводам. Если нам удастся воплотить в жизнь задуманное, жизнь на селе улучшится: воздух станет чище, земля – плодородней, конфликтных ситуаций – меньше».

    Как бы чего не вышло

    Если исходить из соображений здравого смысла – отличное начинание. Но пока все застряло на стадии идеи.
    Фермеры Чередниченко готовы начать реализовывать этот проект, чтобы на собственном примере пройти весь путь, узнать его трудности и риски. Камнем преткновения является земля, которую они хотят использовать под полигон для навозохранилища. Это та самая площадка, где раньше стояла тракторная бригада. Порядка ста квадратных метров земли находятся на самом краю сельского поселения, но в его границах, примыкая к подворью Чередниченко. Здесь есть все необходимое – подъездные пути, вода, электричество. Но добиться разрешения на использование именно этого, удобного для фермеров участка под закрытое навозохранилище не получается.
    Когда Ирина обратилась за поддержкой к начальнику Федосеевской сельской территории Н.А. Калинину, он посоветовал вынести полигон куда-нибудь подальше от села. А это значит, что понадобятся серьезные капиталовложения: нужно подводить к полигону свет и воду, нанимать человека для контроля за подвозом сырья и охраны участка; в конце концов, тратить солярку, доставляя навоз за несколько километров. Какова будет себестоимость такой утилизации?
    Когда же мы обратились к Николаю Антоновичу за комментарием, он ответил уклончиво, мол, конфликт улажен и о чем же еще здесь нужно говорить. А в принципе начальник территории против «всякой химии» - и за естественный традиционный способ получения удобрений из навоза, пусть и с выделением запаха.
    Не нашли Чередниченко поддержки и у более высокого начальства.

    А хорошо, если бы вышло…

    На вопрос, чего же ждет Ирина от нашей публикации, она ответила: «В идеале, конечно, хотелось бы, чтобы хоть какие-то программы нашего государства были направлены на развитие мелкотоварного сельскохозяйственного производства. Есть и будут в России маленькие деревни и хутора, где рядом нет крупных сельхозпредприятий. Хочется, чтобы жизнь там не угасла, была возможной: жители занимались бы сельским хозяйством, а не пополняли ряды алкоголиков и наркоманов. Если была бы налажена система, и земледелец или животновод знал: я буду кормить скот вот этим, осеменять вот этим, отходы складывать здесь - сколько в стране могло бы появиться цивилизованных фермеров, продукция которых будет востребована обществом. И качество жизни, и доходы у населения стали бы совсем другими. Да, миллионов на этом не заработаешь, но и не надо. Все люди разные: кому-то надо яхту, а мне, например, нужна корова. Когда в моем небольшом стаде родилась первая породистая на семь восьмых телка, я была на седьмом небе от счастья. Может быть, я идеалистка, но жизнь я себе представляю только как движение вперед. А от этой статьи в газете жду, что меня услышат другие фермеры, что идея полигона для переработки отходов, необходимого в каждом селе, станет пищей для размышления, а потом, глядишь, – и реальностью».

    Галина ГОРЧИЛИНА.
    Фото автора.

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Конкурс

EUR18/1200
EUR18/1200
Старый Оскол: ночью

АРХИВ

Выберите номер:

Голосование

Лучше, если газета станет еженедельником?


Каталог предприятий

    ▼ Развернуть

    Фотогалерея

    Партнеры

    Интервью