12+
Сегодня:
18 Ноября

  • Пчеловод из Пасечного

    2016-06-160249«Я ДОЛЖЕН двигаться!» - говорит Григорий Яковлевич Батвиньев, когда окружающие в попытке поберечь, пожалеть и уважить пожилого человека просят его «не вставайте», «не провожайте», «не беспокойтесь». Встает, провожает, беспокоится. Не заимел Григорий Яковлевич за свою долгую трудовую жизнь привычки сидеть на месте даже в праздник.

    А праздник 9 июня у жителя поселка Пасечный Потуданской сельской территории Г.Я. Батвиньева случился нешуточный – девяностолетний юбилей. С такой замечательной датой поздравить именинника приехали заместитель начальника УСЗН А.А. Сиваков, начальник сельской территории И.П. Анисимов, заместитель председателя совета ветеранов городского округа М.А. Шакалов и председатель местной ветеранской организации И.П. Анисимов. Много теплых слов и пожеланий прозвучало в адрес старейшего жителя поселка. Антон Алексеевич зачитал приветственное письмо президента РФ; от имени главы городского округа, управления соцзащиты и совета ветеранов округа были переданы подарки.

    Желали, конечно, здоровья, благополучия и активного долголетия. Ну, с этим у юбиляра все в порядке – девяностолетие встречает, как говорится, на своих ногах, а память такая, что многим молодым позавидовать впору. Точные даты, имена, названия городов, где пришлось побывать во время опаленной войной юности - Григорий Яковлевич обо всем рассказывает точно, живо и интересно. Ему есть что вспомнить.
    Гриша Батвиньев родился в Терновом в 1926 году. В Пасечное его семья перебралась через три года, в 29-м. Тогда и образовался поселок в ходе планового переселения крестьян - людям предлагали здесь земельные наделы. В 30 году началось активное строительство поселка. Отец Григория перевез сюда свой дом, и самые ранние детские впечатления связаны именно с этим событием.
    С первого дня отец работал в организованном в поселке колхозе «Красный луч». Тем временем Григорий окончил семилетку; успевал по всем предметам хорошо, был трудолюбивым и смышленым мальчиком. В 40-м году стали появляться фабрично-заводские училища, куда от каждого колхоза отправляли ребят осваивать какое-либо ремесло. Гриша поехал постигать премудрости токарного дела в Отрожку под Воронеж. Едва успел отучиться, как началась война. На Воронежском вагоноремонтном заводе цеха срочно переоборудовались под выпуск минометных снарядов. Когда фронт подходил к городу, завод отправился в эвакуацию, а 15-летний подросток вернулся в Пасечный.
    В мае, когда немец подходил уже к Белгородчине, трудоспособное население – в основном женщин и подростков - собрали и отправили в Вейделевский район на земляные работы - копать противотанковые рвы. В начале войны фашистские войска быстро продвигались в глубь нашей территории. Григорий Яковлевич рассказывает: «Когда фронт подошел к Валуйкам, второй секретарь райкома партии Ряполов, который был с нами, собрал всех и сказал: «Товарищи, кто хочет со мной – будем переправляться через Дон, в расположение Красной Армии. Кто не хочет – возвращайтесь домой». Мы с еще одним мальчиком Васей Русановым и несколько женщин стали пробираться до дома. Вернулись в двадцатых числах июня 42-го года. Повезло: когда в дороге наткнулись на немцев, все обошлось благополучно - расспросили, кто мы и откуда идем, и заставили нас с Васей дров наколоть для полевой кухни и отпустили».

    Во время оккупации в небольшом тихом Пасечном расположились повозки дивизии конной артиллерии. Часть лошадей держали здесь, часть где-то в другом месте под Старым Осколом. Григорий помнит, что при лошадях постоянно находились два солдата – немец и мадьяр. Также в поселке по дворам между жителями распределили четырех пленных красноармейцев. Судя по воспоминаниям Григория Яковлевича, никто их особо не охранял: «Один из красноармейцев, Толик, жил у нас. Он попал в плен, когда госпиталь, где он находился после ранения, окружили и захватили немцы. У пленного солдата через весь живот был огромный шрам – видно, что ранение тяжелое. Раньше мы, сельские жители, много чего плели из лозы. Однажды делали дымоход и вместе с Толиком пошли в лес, наломали хвороста. Сидим, трубу плетем. Вдруг видим – из леса к нам идут четыре человека. Подходят, поздоровались, а Толик мне говорит: «Гриш, иди, погуляй, я с ребятами поговорю». Я пошел домой, вскоре и Толик вернулся. Он мать мою тоже матерью звал. Говорит ей: «Мам, я пойду с этими ребятами, может, мы перейдем фронт в районе Воронежа», - и ушел. Толика не было неделю, а потом он вернулся обратно. Мать спросила, что случилось, а он рассказал, что остальные перешли, а он передумал и вернулся».
    Когда под Воронежем началось наступление советских войск, немцы собрали пленных и увезли на лошадях. Но их дивизию в феврале между Валуйками и Новым Осколом захватили партизаны, и наши пленные остались живы. По иронии судьбы они поменялись местами со своими бывшими конвоирами и теперь уже сами взяли их в плен. «Мадьяр Павлик – так мы его звали - был спокойным и незлым человеком, а второй, немец, его имя я не помню, по поселку и в соседнем Меловом грабил жителей и отсылал куда-то посылки. И мадьяр, и немец стали просить Толика написать им бумагу, что ничего плохого они не делали. Тот написал сопроводительное письмо только Павлику, а немцу – нет. Такие вот дела», - продолжил свое удивительное повествование юбиляр. Но и это – еще не конец истории.

    Фамилию Толика мальчик Гриша узнать не успел. Когда боец вернулся в Пасечное уже в составе Красной Армии, семья Батвиньевых узнала, что у них все это время жил не просто пленный Толик, а один из лидеров партизанского движения. «У нас в сарае все это время его рация стояла – а ни я, и никто об этом не знал. Отсюда, получается, командовал несколькими отрядами, аж до Валуек, - до сих пор с удивлением вспоминает Григорий Яковлевич. - После войны он матери прислал письмо из Москвы, благодарил, но в это время я уже служил в армии, сам письма не читал, это мне мама уже потом рассказывала». Согласитесь, такой сюжет достоин приключенческого романа или фильма.
    Великая Отечественная война длилась долгих четыре года. И мальчик Гриша успел подрасти, стал юношей. Первый раз его призвали на военную службу в апреле 43-го, когда ему еще не было полных 18 лет. «Мы дошли до Дона, и тут нас догнал нарочный из Шаталовского района. Он велел всем нам 26-го года рождения ворачиваться домой. Мы, конечно, вернулись и пробыли до 1 февраля 44-го. А потом нас уже призвали. Сразу привезли в Москву, обмундировали и направили на Харьков, где тогда проходила линия фронта. Но пока мы ехали поездом, город освободили. Под Харьковом располагался зенитный артиллерийский полк малого калибра. Нас, пополнение, в бой сразу не пустили. Я попал служить в управление дивизиона. Обучали нас до 20-х чисел апреля. Потом отправили в Вапнярку, это Винницкая область. Там была узловая станция, скопление эшелонов, снабжавших боеприпасами и всем необходимым Кишиневскую группировку войск. Сначала было тихо, потом полетели немецкие мессершмитты. Началась бомбежка – с 9 вечера до 5 утра следующего дня. Разворотили все, и потом мы вели восстановительные работы», - рассказал о своем первом боевом крещении Г.Я. Батвиньев.
    Судьба уберегла красноармейца-артиллериста Григория Батвиньева и в следующем опасном эпизоде войны. В Вапнярке его полк пробыл до ноября 44-го, потом в составе 3 Украинского фронта, продвигавшегося к Дунаю, прибыл к месту переправы. «Перед нами полк попал под артобстрел. Добрался до противоположного берега реки из этого полка только каждый четвертый. А нам повезло – все прошло благополучно. В Венгрии и встретили мы День Победы, в боях больше не участвовали. Пробыли там до сентября 46-го, оттуда я вместе с другими молодыми красноармейцами был направлен в Харьков, а вскорости – в Азербайджан, где и закончил службу в октябре 50-го года. Наш возраст менять некому было, не было пополнения. Я в армии отслужил 7 лет», - закончил рассказ о самом героическом и сложном периоде своей богатой событиями жизни юбиляр.
    Вернувшись домой, Григорий Яковлевич женился на местной девушке Саше. Работал в колхозе - сначала плотником, а в последнее время – учетчиком в тракторной бригаде. Вместе с женой Александрой Константиновной они вырастили шестерых детей. Сейчас у них 13 внуков и 15 правнуков. Праправнуков пока нет. «Но в следующем году, если доживу, должен появиться», - улыбается юбиляр.
    Дети по выходным приезжают к родителям, а один из сыновей живет постоянно с родителями в Пасечном. У Григория Яковлевича до сих пор есть любимое дело, забота и увлечение - под стать названию поселка – пасека. Он сам старается управляться со всей работой, касающейся его пчелок.
    Когда слушаешь рассказы Григория Яковлевича, поражаешься тому, что ни одного слова недовольства, претензии или жалобы на судьбу или Бога за то, что досталась ему тяжелая военная и трудовая судьба, нет. Просто повествование – «было так, я сделал так-то». Наверное, это и есть настоящее мужество – принимать жизнь такой, какая она есть, и делать все, что в твоих силах в каждой конкретной ситуации, – не больше и не меньше.

    Галина ГОРЧИЛИНА.
    Фото автора.

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Конкурс

EUR18/1159.630.3573
EUR18/1170.360.3436
Старый Оскол: ночью

АРХИВ

Выберите номер:

Голосование

Лучше, если газета станет еженедельником?


Каталог предприятий

    ▼ Развернуть

    Фотогалерея

    Партнеры

    Интервью