12+
Сегодня:
20 Октября

  • Миры Анатолия Галюзина

    2018-05-120234КАРТИНА маслом: футуристическая рыба кругло таращит глаз сквозь частые ячейки рыболовной сети. На другой, и это уже акварель, – жеребёнок–лошади ребёнок, как в парном молоке, купается в солнечных лучах молодого лета. А вот портрет загадочной дамы. Изогнутая бровь, гордая стать, взгляд в сторону. Кто вы, красавица? Уж не праправнучкой ли приходитесь «Неизвестной» Крамского?.. Рядом – детские портреты, здесь глаза совсем другие: огромные, ясные, лукавые. А пейзажи! Прозрачные и звонкие, весенние и зимние. Есть пряные, горячие: там – крымская горная дорога меж виноградников, вдали виднеется море; или – август, сосны, дача, руль велосипеда подскакивает на кочках лесной тропинки, мелодично в такт звякает звонок… Всё это – миры, увиденные зорким сердцем и запечатлённые умными и талантливыми руками старооскольского художника Анатолия Галюзина.

    Информационных поводов для встречи с мастером было два. Первый – Анатолий Арсентьевич в свои 73 года наконец «официально оформил отношения» с Союзом художников России и получил членство в этой организации. Второе – он завершил работу над серией из четырёх графических листов и представил их на IV Международной выставке-конкурсе на соискание премии «Прохоровское поле» в области изобразительного искусства, проходящей с 4 мая по 3 июня в Белгородском государственном художественном музее.

    Не все проходят отбор. Графические листы старооскольского художника Галюзина экспертная комиссия единогласно сочла достойными представлять Белгородчину. В этом году подведение итогов конкурса будет приурочено к 75-летию Курской битвы.

    Мы родом из детства

    Большое место в своём творчестве художник уделяет военной теме. «Я много рисую детей войны, что не случайно. Я и сам им являюсь, этим ребёнком войны, и до сих пор считаю, что самое страшное – это когда страдают дети», – говорит он.

    Анатолий Арсентьевич Галюзин родился в 1945 году в посёлке Родаково, крупном железнодорожном узле Луганского отделения Донецкой железной дороги. Анатолий был шестым, младшим ребёнком в многодетной семье. Его старший брат воевал, дошёл до Берлина, вернулся живым с фронта. Отец всё военное лихолетье проработал по специальности – железнодорожником, перегонял эшелоны в Казахстан, в тыл. Мать, вспоминая страшные годы, рассказывала младшему, никогда не бывшему под бомбёжками сыну, как при звуке летящих «мессеров» накрывала собой детей, как птица в гнезде, – лишь бы мимо, лишь бы уберечь…
    Настало послевоенное время, надо было выживать. Маленький Толя вместе со всеми ходил на колхозные поля, полол кукурузу, собирал огурцы, помидоры. Было не до искусства. Но талант должен был проявиться – и проявился.

    – Я, наверно, в пятом или шестом классе срисовал из книжки Павку Корчагина, показал своим близким, им понравилось. Детям всегда приятно, когда их замечают и тем более хвалят. Зять – муж сестры – подарил мне набор масляных красок, и я свои первые картины рисовал на стекле, потому что ничего другого не было. И книжек раньше про искусство не было, поэтому когда я нашёл и прочёл книгу Льва Кассиля «Ранний восход» о трагически погибшем мальчике-художнике, она произвела на меня огромное впечатление, – вспоминает Анатолий Галюзин.
    Потом были годы учёбы в Луганском художественном училище, служба в армии, Харьковский художественный институт.

    Да здравствует
    Петров-Водкин!

    Выпускник института – молодой художник – «пустился в свободное плавание». Работал художником-оформителем, в художественных фондах Ворошиловграда и монументальном цехе Воронежа, несколько лет преподавал в Воронежском художественном училище. В Старый Оскол приехал по рекомендации известного графика, заслуженного художника РФ Масабиха Ахунова, с первых лет пребывания начал выставляться в Старооскольском и Белгородском художественных музеях. Потом были многочисленные персональные выставки. Работал и на БСК, и в художественной школе, и в гончарной мастерской, и в составе бригады художников-оформителей Лебединского ГОКа, и на ОЭМК.
    Анатолий Галюзин в своём творчестве всегда отдавал предпочтение графике. Графические произведения кажутся простыми в исполнении, они лаконичны, но именно в этом и заключается сложность задачи, стоящей перед художником-графиком. Он должен суметь минимальными средствами передать форму предмета, создать иллюзию объёма, отразить световой поток.

    – В Старом Осколе я познакомился с художниками, которые оставили глубокий след в моей душе: Иваном Толмачёвым, Иваном Шкредовым, Валерием Осышным, Александром Матяшом. Жаль, что «иных уж нет, а те далече»... Разные люди, разные интересы, но у каждого было чему поучиться, – вспоминает мастер. – Свои мысли, переживания спешу выразить на холсте или бумаге. Люблю экспериментировать. На одной из моих персональных выставок, к примеру, были представлены только монотипии. Она так и называлась – «МММ. Мой мир монотипии». Я, когда работаю, обо всём забываю. Просыпаюсь с желанием скорей вернуться, доделать, довести до ума начатое. При этом не на заказ же делаю, меня никто не гонит, не просит и денег мне платит! Это просто желание самого себя проверить – смогу я сделать то, что задумал, или нет.
    Удивляюсь: «Вы до сих пор себя проверяете?»
    – Да, считаю, что учиться никогда не поздно, и всю жизнь только этим и занимаюсь. Суть мастерства, по-моему, такова: нужно брать тему, которая тебе близка, и доводить её до совершенства. Гениальный Моне, рисуя японский мостик через пруд, сделал десяток работ. Они похожи друг на друга, но все разные – по свету, по колориту, по состоянию природы на полотне. Вот так надо искать себя и работать. А свой неповторимый почерк появится.

    Продолжая разговор о творчестве, не могу удержаться и задаю Анатолию Арсентьевичу банальный вопрос – какие художники ему больше всего нравятся? В ответ Галюзин машет рукой: «Не может быть любимых художников. У некоторых нравится одно, у других – другое. Но, конечно, для меня потолок – Пикассо. Во времена студенчества нас не учили понимать такое искусство. Преподаватель говорил: лицо человека надо писать «телесным». Мы острили: а где продаётся телесная краска? Нам не нравилось искусство соцреализма с его жёсткими рамками, ограничениями. Мы, студенты училища, выбегали на перерыв и истошно орали: «Да здравствует Петров-Водкин!», потому что тогда уже его «догнали», поняли. И мы ликовали от этого понимания и выражали свой протест соцреализму.

    Полон творческих сил

    Поздравляя Анатолия Арсентьевича со вступлением в Союз художников РФ, спрашиваю, почему так случилось, что признанный, активно выставляющийся, заслуженный мастер не сделал этого раньше. Он ответил, что в молодые годы считал, что не дорос, – всегда был к себе критичен; потом всё как-то не до того было. Иногда, правда, задумывался: бывшие ученики все уже вступили, надо тоже.

    – А время идёт, время движется. Иногда появлялась какая-то неудовлетворённость. Когда эксперты отбирают работы художников на выставки, всё-таки сначала смотрят тех, кто является членом Союза, а потом – остальных. Отношение немного другое, не как к «первому сорту». А ещё подумал – это и внукам моим надо, и жене.
    Художник, работы которого поражают своей внутренней свободой, разнообразием жанров и техник, творит в крохотной мастерской, которую оборудовал на балконе собственной квартиры. Вопреки всем неудобствам и стеснённым обстоятельствам, он не опускает рук, – напротив, полон творческих планов, считает, что многого ещё не сделал, хочет ставить перед собой – и решать! – новые задачи.

    Галина ПРОКАЗА.
    Фото автора.

    Когда писалась эта статья, мне на глаза попался один текст. По-моему, он будет здесь уместен: «Режиссёр Акира Куросава, поздравляя коллегу Ингмара Бергмана с 70-летием, написал ему в письме: «У нас в Японии есть великий художник Тессай Томиока. Он жил в период Мэйдзи (последняя треть XIX века) и в молодости написал много прекрасных картин. Но когда ему исполнилось 80, вдруг начал делать вещи, по качеству намного превосходившие всё, ранее созданное, – как если бы он вдруг достиг своего творческого пика. Каждый раз, когда я смотрю на эти картины, я осознаю, что человек не может создать ничего великого, пока ему не исполнится 80. Человек рождается ребёнком, вырастает в мальчика, проходит через юность, достигает расцвета сил и, наконец, вновь становится ребёнком. Это, на мой взгляд, идеальный жизненный путь».

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Конкурс

EUR20/1065.81-0.0902
EUR20/1075.320.2451
Старый Оскол: ночью

АРХИВ

Выберите номер:

Голосование

Лучше, если газета станет еженедельником?


Каталог предприятий

    ▼ Развернуть

    Фотогалерея

    Партнеры

    Интервью