12+
Сегодня:
22 Мая

  • Кавалер полного Георгиевского банта

    2019-01-220244ЕЩЁ мальчишкой, изредка бывая в одном из домов в селе Курском, я с любопытством вглядывался в старую фотографию на стене. С неё смотрел молодой, красивый черноволосый мужчина в увешанной наградами военной форме. Кто он – в то время недосуг было интересоваться.

    С тех пор прошло немало лет. Однажды, прибирая на могилах родственников, обратил внимание на памятник с надписью: «Теплов Николай Никитович, 1890-1964». Когда заинтересовался однофамильцем, выяснилось, что это тот самый «знакомый» с фотографии. Вспомнилось, как в начале семидесятых у Чумачихиных (так в селе называли подворье) при разборе старого дома в соломенной крыше нашли царские ассигнации и казачий клинок, а новость вмиг облетела все село. Через несколько десятков минут собралась толпа, которая с интересом рассматривала находки. Не знаю, куда делись деньги, а вот судьба холодного оружия печальна. Его передали в местный школьный музей, откуда потом похитили.

    Однополчанин Будённого?

    Оказывается, старая фотография чудом уцелела. Когда Мария Полторацких, внучка Николая Никитовича, показала мне, уже взрослому, знакомый с детства снимок, я внимательно его рассмотрел. Удивлению не было предела: её дед оказался… полным Георгиевским кавалером! Или, как тогда говорили, кавалером полного Георгиевского банта. Четыре креста, четыре медали! Это равнозначно званию Героя Советского Союза или Героя России. Воевал он в Первую мировую войну.

    Брат Марии, Василий Хорхордин, рассказал, что такая же фотография была когда-то в старом краеведческом музее на улице Ленина, где сейчас располагается почта. По его словам, хранился в семье и снимок, где Николай Никитович был изображён вместе с Семёном Михайловичем Будённым, тоже Георгиевским кавалером, основателем Первой Конной армии. Что вполне возможно. Ведь формировалась она недалеко – в селе Великомихайловка Новооскольского района. В 1919 году в Старом Осколе проводилось выездное заседание Реввоенсовета. Здесь же располагался штаб Первой Конной армии. Николай Теплов мог вступить в её ряды. А, может, в Первую мировую он был однополчанином Будённого? Но это лишь предположения. Кстати, об этой фотографии мне рассказывали ещё несколько старожилов из Курского. Значит, она действительно была…
    К сожалению, в Старооскольском краеведческом музее никакой информации о нашем земляке не нашлось. Может, всё затерялось при переезде в другое здание, а может… По словам сотрудников, в советское время к царским героям относились с осторожностью. Не принесли результатов и поиски в Интернете.

    Председатель колхоза

    Но кто мог рассказать о Георгиевском кавалере? К сожалению, его старшая дочь Валентина Николаевна Хорхордина, которая, уверен, могла это сделать, умерла. Характер у неё наверняка был отцовский – боевой и решительный. Рано потеряв мужа, одна сумела поставить на ноги шестерых детей. Везде успевала – и в колхозе работать, и домашнее хозяйство вести. Почти до самой смерти держала корову и поросят. Умерла в возрасте 79 лет. Мария подсказала, что у матери есть сестра, которая живет в Воротниково. Зовут её Екатерина Николаевна Щетинина (к сожалению, ныне тоже покойная).
    В Воротниково мы отправились вместе с научным сотрудником Старооскольского краеведческого музея Еленой Москаленко. Екатерина Николаевна, увидев «делегацию», немного растерялась. А когда узнала о цели нашего визита, пригласила в дом. Долго смотрела на фотографию отца, украдкой вытирая кончиком платка слёзы. Кстати, она тоже вспомнила, что точно такая же «висела где-то в городе в большом доме».

    Екатерина Николаевна Щетинина
    с фотографией своего отца - Гергиевского кавалера Николая Никитовича Теплова.

    О том, где и как воевал её отец, она не помнит. На войне, по её словам, он получил ранение, и правая нога была раздроблена. А вот его награды – кресты и медали – запомнила на всю жизнь.
    – Игрались мы ими в детстве вместе с сестрой Маруськой. Из укладки (сундука) тайком доставали и получали за это нагоняй.
    – Да вот она сидит, чубатая, – указывает нам женщина на фотографию в рамке. – В войну её в Германию угнали. У нас немцы корову забрали и свиней. А это мой муж Василий вместе с соседом сидит. Это его брат. Он тоже умер. А с краю — кучерявый – мой племянник Витька. А тут – мои сыновья…
    Дом наш стоял в Курском, в самой низине. В половодье, бывало, затапливало его. Потом чуть выше перенесли. Ходили мы перед войной в поле через Макаркин и Сёмкин лога колоски пшеницы воровать. Ох, и гоняли нас сторожа! Отец в коллективизацию работал председателем колхоза. В Курском их было два – «Первомайский» и «Красная Звезда». Потом он был заведующим фермой. Тогда пахали на быках. Одного загнали, пришлось прирезать его. Отца за это в тюрьму посадили. Но сидел он недолго – два года.

    За веру и Отечество

    – Екатерина Николаевна, – интересуемся, – а жена его откуда?
    – Моя мать, Александра Васильевна Лихушина, была родом с хутора Чумаки, – рассказывает дочь героя. – Поэтому подворье наше называли Чумачихины или Чумаковы. Отец ведь круглый сирота. Правда, была у него сестра. Жила в Терехово, но у неё свои дети были мал мала меньше, поэтому ничем помочь не могла. Отец с детства пас коров, лошадей, овец. А ещё он был поводырем у слепых. Возьмут сумку и идут побираться по деревням. Кто что подаст, тем и питались. В армию его призвали в Первую империалистическую. Пришёл с четырьмя крестами и медалями. Вот только где воевал, не знаю. Да и зачем мне, девчонке, это надо было? Когда отец работал лесником, дом новый поставил. После Отечественной войны с другими мужиками тоже ходил дома строить. Тем и зарабатывал. Нас же шестеро в семье было. Однажды получил солнечный удар и упал с крыши. Память дней на десять потерял, никого не узнавал.
    – Каким он был по характеру?
    – Мужик он был отчаянный, строгий. Но к нам по-доброму относился. Правда, иногда наказывал, но за дело. Пойдут, бывало, косить рожь отец, сёстры Маруська, Полинка и Валька. А я должна была снопы вязать. Ну подурачишься – сноп развяжешь или серп спрячешь…
    – А награды куда делись?
    – У нас же была большая семья. А тут голод. Отец в тюрьме. Надо было как-то выживать. Мать и поменяла их на продукты. Когда он вернулся, конечно, был очень недоволен. К сожалению, в память о нём у меня ничего не осталось. И фотографию эту давно не видела. Как вышла замуж в 16 лет, так и переехала в Воротниково.
    Об одном эпизоде, говорящем о смелости Георгиевского кавалера, мне рассказал его ныне покойный старший внук, тогда уже пенсионер Виктор Хорхордин.
    В январе 1943 года перед наступлением наших войск на Старый Оскол в дом Николая Никитовича Теплова несколько раз приходили советские разведчики. Он передавал информацию о том, где находятся позиции немцев. Об этом узнал один из местных полицаев. Николая Никитовича арестовали и вместе с семьёй посадили в подвал. В центре села установили виселицу. Наутро должна была состояться казнь. Но разведчики успели вовремя и отбили семью.
    В Георгиевском зале Московского Кремля на колоннах золотыми буквами записаны фамилии всех полных Георгиевских кавалеров, участников всех войн, кроме Первой мировой. Революция помешала увековечить их имена. И там по праву должно быть выбито имя унтер-офицера Николая Никитовича Теплова, полного Георгиевского кавалера из села Курского.

    Юрий ТЕПЛОВ.
    Фото из архива «Оскольского края».

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Конкурс

EUR22/0564.54-0.0484
EUR22/0571.97-0.0023
Старый Оскол: ночью

АРХИВ

Выберите номер:

Голосование

Лучше, если газета станет еженедельником?


Каталог предприятий

    ▼ Развернуть

    Фотогалерея

    Партнеры

    Интервью