12+
Сегодня:
17 Декабря

  • Вехи истории

    К 350-летию образования села Роговатое2013-09-2404107СЕЛО Роговатое - типичное сельское поселение России. Как и любое другое село или деревушка, имеет свою историю, неразрывно связанную с историей государства. Точно так же, как и каждый человек на всю жизнь связан с местом рождения, где с молоком матери впитал мироощущение близкого ему сообщества людей, культуру родной земли, с отчим краем - он у него один.

    К началу XVII века местность, где располагается село Роговатое, представляла собой возвышенную поверхность в междуречье Скупой и Боровой Потудани, со всех сторон окруженную глубокими балками, поросшими диким лесом. Данная территория входила в пределы крайних границ Русского государства, здесь простиралось «Дикое поле», - на многие десятилетия ставшее ареной борьбы русского народа с полчищами кочевников, опустошительные набеги которых продолжались вплоть до конца XVII века. Набеги имели страшные последствия для Русского государства, особенно когда большие массы кочевников прорывались через укрепленные линии по реке Оке и вторгались в центральные густонаселенные уезды. Перед правительством вставала задача организации общегосударственной системы сторожевой службы, цель которой - собирать информацию о передвижении степняков, сообщать о местах их скопления и предполагаемых маршрутах движения. Хорошо организованная разведка давала возможность заранее подготовиться к нападению, собрать войска, нанести ответный удар. Для улучшения организации сторожевой и станичной службы в 1571 г. был разработан специальный документ, регламентирующий русскую сторожевую и станичную службы. С того времени район села Роговатое стал фигурировать в документах русской сторожевой службы как один из пунктов, где устроена пограничная сторожа.

    В сторожевой разведывательной службе русского государства сторожа представляла собой наблюдательный пункт из нескольких конных воинов (4-6 человек), располагавшихся в удобном месте для наблюдения за степью. Обычно они должны были ездить по небольшому, заранее намеченному участку (10-20 км), взад и вперед, пересекая при этом ту или иную татарскую дорогу. Действуя скрытно и «сторожливо», всадники всматривались в степные дали, не появятся ли клубы пыли, которые поднимала в сухую погоду татарская конница в походе, осматривали местность, не помята ли трава копытами чужих лошадей. Сторожевая служба была опасным и трудным делом, требовала от рядовых ее исполнителей мужества, смекалки, выносливости.

    Расположение   сторож   и   движение   станиц   не   было   постоянным,   все корректировалось в зависимости от сложившейся на данный момент обстановки на южной границе. В 1579 г. русские станичники обнаружили новую татарскую дорогу через реку Калмиус, получившую название Калмиусская сакма или Калмиусский шлях. В «росписи» Калмиусской дороги, упоминалась наша местность: «...а на Калмиуской дороге промеж верху реки Потудони и речки Котла Погорелой лес...». Следовательно, местность, ограниченная реками Боровая и Скупая Потудань, т. е. район сегодняшнего села Роговатое - Погорелый лес, географически точно определяется - по левую сторону от Калмиусской дороги.

    Для того чтобы перекрыть вновь обнаруженную татарскую сакму в апреле 1579 г. в Москве на совете было решено «...стоять на Осколе усть Убли тульским станицам переменяясь по месяцу; а в прибавку к ним быти из городов по 50 человек. А розъезжати от Оскола с усть Убли к Горелому лесу, проезду полднища не великая, верст с 20, а назад тож».

    Внимательный читатель, без сомнения, заметил разницу в прочтении: Горелый лес -Погорелый лес. Почему так?

    Чтобы лишить татар возможности скрывать свои набеги в высокой степной траве, улучшить обзор для русских степных сторожей и лишить татарскую конницу подножного корма, царь Иван Васильевич в октябре 1571 г. приказал выжечь степь в разных местах: «...чтоб в приход воинским людям лошадей накормить было нечем». «Поле жечи» определено осенью, когда трава сильно посохнет, чтоб огонь хорошо распространялся и не гас. В одной из таких росписей о пожоге степи читаем: «С Дедилова да с Кропивны жечи поле ехати станицам... до верх Оскола, а по Осколу ...к верх Котла и Потудони», то есть, нужно было выжечь степное пространство примыкающее к лесному массиву в нашем районе. Вследствие отданных распоряжений начались страшные пожары, истреблявшие растительность на огромной территории. Видимо, не всегда удавалось уберечь от пожара и леса. Так, в документах о сторожевой службе, относящихся к 1579 г., отмечается первое упоминание топонима «Горелый», что явно указывает на случившийся совсем недавно пожар. Подтверждение высказанной версии находим в росписи сторож высылаемых на сакму из городов Ливны и Воронеж 1586 года: «...1-я сторожа под Котельским лесом, а бытии на ней сторожем шесть человек с Ливен, а переезжати им на лево до Погорелово лесу и до верх Девици...»; из Воронежа «...11-я сторожа по Крымской стороне в Котельском лесу, а переезжают до Погорелово лесу через Калмиюскую дорогу...».

    Отсюда видно, что топонимы «Горелый лес» - «Погорелый лес» принадлежат одной и той же местности. Разница в прочтении названий только подтверждает высказанную версию, новое название лесного массива еще не закрепилось в сознании и обиходе людей. Видимо, до 70-х годов XVI века этот лес если имел, то какое-то другое имя, но случившийся пожар оставил такие следы, что позволил людям, бывающим в этих краях найти более подходящее название, дошедшее до нас без изменения на протяжении последующих веков

    С продвижением в степь сторожевой линии до реки Сосны и устья Воронежа, с постройкой для этих целей новых городов Ливны и Воронеж, изменилась и система расположения русских сторож. Теперь вместо редких и малочисленных дозоров, терявшихся в обширных пространствах «дикого поля», появляется значительная сеть сторожевых пунктов. В архивных документах есть сведения о станицах на нашей территории из Мценска и Орла, Ельца, Ливен и других городов. Таким образом, сторожа в Погорелом лесу определяется как один из пограничных пунктов общегосударственной системы охраны южной окраины Русского государства. Существование в Погорелом лесу в течение десятков лет сторожевого пункта для контроля Калмиусской сакмы положило начало освоению района русскими служилыми людьми.

    Калмиусская дорога никогда не шла только одним главным руслом, а выбрасывала от себя боковые отводы в удобных местах, по которым и рассыпались многочисленные татарские отряды, старавшиеся обойти полевые дозоры. Миновав опасные места, обходные пути опять-таки примыкали к главному шляху. Одна из таких боковых дорог была исследована в XIX веке воронежским краеведом Е. Марковым. Он писал: «Часть Калмиусской сакмы от Каменного брода к северу можно признать в сохранившемся шляхе, идущем до сих пор от г. Усерда, через село Ураково Коротоякского уезда на Уколово, Прогорелое (Роговатое), Синие Липяги и т. д.». Исследуя этот путь, он находил остатки защитных валов, засек, надолб и других защитных сооружений.

    Бесспорным подтверждением, по нашему мнению, существования боковой сакмы проходящей непосредственно через район села Роговатое (центральная дорога села -«шлях») служит то обстоятельство, что по росписи воронежских сторож 1625 г., сторожа от Котельского леса перенесена к Погорелому и отнесена к «дальним смесным», т. е. совместной с другими городами: «Сторожи смесные дальние, а стоят на них сторожи из Донкова, из Ряжского, из Шатцкого, с Ливен, с Оскола, с Епифани, с Михайлова, с Воронежа; из города по 4 человека... 4-я сторожа в Прогорелом от города два днища...».

    Отдельные разрозненные укрепления пограничных городов не могли защитить южную границу в целом. Дороги хотя и контролировались, но все же оставались открытыми. Поэтому селения возникали преимущественно в «крепких местах», - среди болот, лесов и озер. Население старалось держаться ближе к городам, чтобы в случае опасности найти в них защиту. Сведения о татарских набегах в период 1618-1630 гг. позволяют говорить, что они носили характер пограничной борьбы с мелкими татарскими группами, борьба с которыми целиком ложилась на плечи гарнизонов «полевых» городов и на население их уездов. «Здесь жить (т. е. на юге), означало воевать, и только воюя, можно было жить» - это меткое замечание современного историка как нельзя лучше отражает суть того времени. Беспокойная пограничная борьба делала непривлекательными эти места для пришлого населения, которое искало, прежде всего, подходящие условия для хозяйственной мирной деятельности. Поэтому, со всей определенностью, можно сказать, что постоянное движение степняков по Калмиусской сакме, её боковой ветви проходящей в районе Погорелого леса, исключало всякую возможность появления селений в бассейне реки Потудань. Вероятно, помимо военных служилых людей, здесь бывали немногочисленные «гулящие» люди, промышлявшие на свой страх и риск охотой за зверьем или бортничеством или другими лесными промыслами, но это были эпизодические явления. И такое положение сохранялось долгое время.

    Правительство осознавало необходимость укрепления обороны южных границ. В конце 1635 г. по правительственному указу Федор Сухотин и подьячий Евсей Юрьев посланы были осмотреть все места по Калмиусской, Изюмской и Муравской сакме и поставить новые города и другие укрепления по этим направлениям. Там начались работы по устройству непрерывной линии оборонительных укреплений известной под названием Белгородской Черты. Строительство городов прочно укрепляло за Русским государством новые пространства, на которые затем приходило население. Калмиусский шлях был перекрыт тремя построенными городами: Олыпанск (1644), Верхососенск и Царев-Алексеев (1647): «для береженья от приходу крымских и ногайских людей на поле, на Калмиюской сакме, на реке Оскол усть реки Белого Колодезя устроить новый Царев-Алексеев город и от реки Оскола до Верхососенского леса сделать вал земляной». Уже с 1646 г. боевые полки были выдвинуты на передовую линию новых городов, чтобы отражать набеги татар раньше, чем они проникнут вглубь страны.

    После сооружения Белгородской Черты сторожевая служба стала играть второстепенную роль. С постройкой г. Усерда в 1637 г. станичная служба из Оскола теряла смысл, а укрепления Черты и вовсе делали, ненужными сторожи и станицы в северных районах, в частности, в районе Погорелого леса. Старожи отменялись: «...и та сторожа оставлена, потому что на тое сторону ни большие, ни малые воинские люди не ходят... прошли крепости великие». К 1645 г. сторожевая и станичная службы фактически прекратили свое существование на территории нашего края. С этого времени Погорелый лес перестает интересовать служилых людей с военной точки зрения, и начинается этап его мирной колонизации.

    В 50-е годы значительно сокращается число татарских набегов в оскольском направлении, что связано с завершением строительства Белгородской Черты и увеличением численности служилых людей в южных районах. Как и все города на Белгородской Черте город Царев-Алексеев имел свой участок оборонительной линии, свою самостоятельную военную зону. Границы таких зон обычно означали границы уезда. С момента построения города все близлежащие земли «дикого поля» отходили под его юрисдикцию. В 1655 г. город Царев-Алексеев был переименован в Новый Оскол в отличие от уже существующего города Оскол и уезд стал называться Новооскольским. Раздача правительством «порозжих земель» новооскольским служилым людям в поместное владение за службу способствовало освоению этих территорий и возникновению вокруг новых сел и деревень.

    Продолжение следует.

    Владимир ЮДИН,

    краевед.

    г. Старый Оскол.

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Конкурс

EUR17/1200
EUR17/1200
Старый Оскол: ночью

АРХИВ

Выберите номер:

Голосование

Лучше, если газета станет еженедельником?


Каталог предприятий

    ▼ Развернуть

    Фотогалерея

    Партнеры

    Интервью