12+
Сегодня:
23 Сентября

  • Из служилого сословия - в однодворцы

    2013-11-2101042Продолжение. Начало в №№115, 118, 122, 124.Рассматривая особенности землевладения жителей села Роговатое в XVII веке, мы видели, что на их землях не было зависимых крестьян, большинство обрабатывали землю силами своей семьи.

    Доходность хозяйств была крайне низкой, а службу государеву необходимо было нести всегда исправно. К тому же служба в полку дополнялась различными повинностями и податями. Привязанность детей боярских к своему поместью, от которого зависело их существование, все более негативно сказывалась на несении ими службы - они выполняют её с неохотой, относясь к ней как к неизбежному злу, с которым приходится мириться. Конечно, за службу платили жалование - «с города», - которое должно было компенсировать отсутствие крестьянских дворов, недостаток или отсутствие доходов с поместья, но эти выплаты были незначительны и нерегулярны. Дети боярские Нового Оскола в челобитной царю жаловались: «…И от тех больших податей, и от служеб и от всяких посылок, и от хлебного недороду мы обедняли и оскудали в конец, и одолжали великими долгами; многия наша братья розбрелись розно…, а твоего денежнаго жалованья не давано нам седмой год, а впредь нам прокормится и долгов оплатить нечем».
    В 1677 г. во время военных действий на Украине против турецкой армии неявка детей боярских Белгородского полка на службу составила около 50 %. Многие роговатовские служилые люди в сказках 1680 г. усердно подчеркивали своё участие в Чигиринском походе: «А на службах Великого Государя он Григорей со 179 по нынешний по 187 год в полках у бояр и воевод, в Чигиринском и во всех походах, на боях и на приступах и воеводных боях был с приезду до отпуску. А полковая служба ему без государева жалования служить немочно…». За отличную службу можно было добиться повышения оклада и увеличения поместья. Но в случае ранения или увечья он уже не мог заниматься хозяйственными делами. И тогда отставленного от службы служилого человека, не имеющего «работных людей», ждала тяжелая участь.
    Рубеж XVII-XVIII столетий стал периодом испытаний для служилых людей нашего края. Основа их службы – поместья, призванные обеспечить нормальную военную службу, перестали выполнять свою функцию. В распоряжении служилых людей было слишком мало земли. Результаты смотра и разбора в 90-х годах XVII века показали правительству, что без систематических выплат денежного жалования служилые люди не смогут поддерживать свою боеготовность на приемлемом уровне. Они испытывали недостаток практически во всем - в лошадях, вооружении, защитном снаряжении, в материальных запасах, необходимых на службу. Отправным моментом в строительстве новой русской армии стал конец 1699 года – время формирования «новоприборных» воинских частей согласно царским указам. Для формирования новых полков было выбрано два способа: прием желающих – «охочих» или как тогда говорили, в «вольницу», а также набор «даточных». В «вольницу» принимались все желающие. «Даточные» - это в своей основе те вооруженные холопы, которые ранее вместе со своими хозяевами-помещиками выходили на смотр. Теперь набор на службу приобрел иной характер, будучи изменён в корне: вольные не определялись в солдатские полки старого, поместного типа, а «даточные» уже не служили, как раньше, во вспомогательных войсках – все они становились «правильными» солдатами регулярных полков. Их обучали по новым уставам и содержали на средства государства, причем они становились пожизненными военнослужащими, которых не распускали после войны по домам. Наборы «охочих» и «даточных» в 1699 и 1700 гг., а начиная с 1705г. регулярные наборы рекрутов в армию, - придавали новым вооруженным силам массовый характер. Рекрутская повинность стала основным принципом пополнения русских вооруженных сил нижними чинами.
    К 1708 году прекратило существование военно-административное формирование Белгородский разряд, следовательно, полностью прекратился прежний порядок комплектования полковых и гарнизонных служб. На базе Белгородского разряда были созданы регулярные войска, набранные из служилых людей «старых служб», т. е. служившие при предшественниках Петра I. Все служилые люди «прежних служеб» были подразделены на две группы. Те, которые содержались на одной пашне и объединялись единым признаком, «а жалованья им, кроме поместных дач, не было», получили название однодворцев, т. е. владевших одним двором, пашней, без денежного жалования. Вторую группу составили те служилые люди, которые служили в полках и содержались на одном жаловании. Они получили название «служилых людей прежних служеб» и сохранили свое самостоятельное существование на протяжении всего XVIII века.
    В ратных списках служилых людей села Роговатое термин «сын боярский» уже не встречается, а именуются они при «раскладке» под сугубо военно-профессиональными обозначениями, как-то: копейщики, рейтары, солдаты, драгуны, городовой службы люди. Их «воинская квалификация» столь необходимая при формировании поместной армии, мало соответствовала системе организации и действий регулярных армейских частей. Теперь продвижение служилого человека больше зависело от личных воинских заслуг.
    Активная внешняя политика русского правительства, войны с Турцией, Северная война требовали постоянного увеличения численности армии и расходов на её содержание. Чтобы получить деньги, правительство стремилось централизовать сбор налогов и их распределение, ввести новые косвенные налоги. Указами 1699 и 1701 гг. со служилых детей боярских Белгородского разряда стали собирать налоги, как компенсацию за освобождение от полковой службы. В переписи 1710 г. служилые люди «старых служб» были зарегистрированы как новые налогоплательщики. Петровским указом от 12 марта 1714 г. узаконивается новое наименование служилых людей – «рейтары и солдаты городовой службы однодворцы».
    Указом Петра I от 22 января 1719 г. «Об учинении общей переписи людей податного состояния» однодворцы «ради расположения полков армейских на крестьян всего государства» были приравнены к прочим податным сословиям. Указ предписывал обязательную подачу сказок обо всех членах семьи мужского пола «…всех не обходя от старого и до самого последняго младенца» под угрозой сдачи в армию и жестокого наказания кнутом за утаивание душ. Указом уточнялось: «…а однодворцам, каждому о себе, о детях, внучатах и родственниках своих мужеска пола, которые с ним в домах живут, велеть подать оные сказки самим». Таким образом, служилые люди признавались тяглецами – плательщиками налога, что неизбежно прикрепляло их к тяглу по месту приписки в окладе. Указом 26 июня 1724 г. предписывалось собирать налоги «с государственных крестьян, то есть с однодворцев, …копейщиков, рейтар, драгун, солдат, казаков, пушкарей, затинщиков и рассыльщиков и всякого звания людей, которые в поголовную перепись написаны и в раскладку на полки положены, не обходя никого…». Таким образом, служилые люди села Роговатое, как и множество других мелкопоместных землевладельцев южных уездов, оказались в особом состоянии, отразившемся в образовании особого сословного слоя – однодворцев. Определение ратных людей «старых служб» в особую категорию государственных крестьян обязывало их, с одной стороны, платить подушную подать подобно крестьянам. С другой стороны, однодворцы сохраняли право на индивидуальный поместный надел, полученный ранее за службу, и право владеть крестьянами подобно дворянам (например, в Роговатом по переписям 1710-1723 гг. отмечается за рейтарами 18 душ дворовых «работных» людей).
    Всё же изменение социального статуса - это не единовременный акт, а длительный процесс, который происходит не столько в законодательной сфере, сколько в психологии человека того или иного социального слоя. Служилые люди села Роговатое, вероятно, с трудом воспринимали государственную оценку их особого правового положения между дворянами и крестьянами. Только после первой ревизии в сообщениях о своей социальной принадлежности жители поселения стали сообщать, что «…наперед сего был я однодворец городовой службы», - «…однодворец солдатской службы», - «…однодворец рейтарской службы». В официальных списках Первой ревизии 1723 г. общее дворовое число жителей села Роговатое именуется однодворческим. За период с 1719 по 1723 гг. они включены в состав налогоплательщиков, и, оставаясь землевладельцами на четвертном поместном праве, военную службу в регулярных частях не несут. Нарушено прежнее основное правило для служилых людей, по которому податное тягло освобождало от ратной службы, а ратная служба от податного тягла. Правительство в начале 20-х годов признало необязательной для служилых людей южной окраины явку на проводившиеся разборы. Их предписывалось к смотру «до указу не ставить». Положение в подушный оклад делало необязательной службу в войсках и детей однодворцев. В указе от 7 марта 1721 г. отмечалось, что наборы на службу распространяются на всех недорослей, «кроме украинцев, однодворцев и служилых всяких чинов людей, которые положены в оклад денежной, как и крестьяне».
    В Новооскольском уезде, по данным 1723-1724 гг., численность населения уезда составляла порядка 10 тысяч человек. Из них однодворцы составляли до 95 %, а «шляхетство», как именовалось вначале дворянство, и их владельческие крестьяне - не более 5 %.
    Судьба потомков «детей боярских» с конца XVII в., после утраты регионом в значительной мере своего стратегического положения и оборонительно-наступательных функций, с выходом России на побережье Черного моря и присоединением Крыма, складывалась по-разному, в зависимости от имущественного состояния предков. Очень небольшая часть потомков детей боярских в Новооскольском уезде превратились в мелких, отчасти средних (по имущественному состоянию) дворян-помещиков. Основная часть детей боярских, принадлежащая к низшему слою этой военно-служилой категории населения, в XVIII веке превращается в однодворцев, «окрестьянивается», становится «четвертными крестьянами» и государственными крестьянами.

    Владимир ЮДИН,
    краевед.
    (Продолж

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Конкурс

Голосование

Лучше, если газета станет еженедельником?


Фотогалерея

Партнеры

Интервью