12+
Сегодня:
18 Октября

  • Хочется, чтобы всегда был мир!

    КОГДА началась война, мне было 7 лет, моему брату Коле 4 года, а старшей сестре Маше – 13. Именно на её плечи лег весь нелегкий деревенский труд. Она была первой помощницей моей маме - папу забрали на войну. В 1942 году у нас сгорел дом, жить было негде, ночевали на огороде. Была у нас корова. Мама днем на ней пахала поле, а вечером приводила домой, привязывала за дерево, доила и поила нас молоком. Лепешки из крапивы пекла, больше было не из чего.
    Наступили холода, нужно было восстанавливать понемногу дом. А мужчин в деревне не было, остались одни женщины и дети. Соседи помогли кое-как накрыть дом соломой, а на окна дали куски из палаток. Ими мы завесили и дверные проёмы.
    Когда пришли немцы, увидели у нас на окнах эти палатки, все посрывали, нас заперли, навели полон двор лошадей, забрали у нас последнее ведро и из него коней поили, а сами купались. Колодец был единственный на нашей улице. Нас немцы не трогали, а были мадьяры и полицаи, они забирали у всех живность: кур, овец, коров. У нас ещё и швейную машинку, на которой мама нам шила платья. Хотели забрать и корову, да старшая сестра Маша успела ее намазать коровяком и сказала, что она больная - так мы спасли свою кормилицу.
    Еще был случай: мой братик Коля выбежал на улицу, где было много лошадей - ему было интересно. Немцы схватили его, посадили без седла на лошадь и погнали. Брат с испугу ухватился за гриву, но не упал. Немцы над ним хохотали, а потом хвалили по-немецки: «Гут, гут, киндер!». Он убежал домой. Долго не мог разговаривать, мы молились, что он жив и не разбился.
    Пришла зима 1943 года, началось наступление нашей армии. Немцы уходили по центральной улице села, повесив свои ботинки на плечи. На ногах у них была сплетенная из соломы обувь.
    Однажды январским вечером к нам пришли 17 солдат в белых халатах. Солдаты попросили наших женщин взять лопаты, вилы, палки и идти сторожить склад, где хранилось зерно на семена. К ночи наши солдаты с тока натащили соломы. Пол в доме был земляной, они застлали его и расположились отдыхать. Командир лег на кровать, а мы спали на печи. Потом пришла мама, увидела солдат - и давай варить картошку. А они откуда-то принесли муки, мама испекла хлеб, и бойцы угощали нас. Наутро солдаты оделись в маскхалаты и отправились пешком в город. Не доходя Ямской, там, где раньше был кирпичный завод, на одной из крыш спрятался немецкий снайпер. Он расстрелял всех солдат и командира. Солдаты были молодые, 18-20 лет, командир был постарше… Только один солдат остался жив, его ранило в руку. Он-то и прибежал к нам и рассказал, что всех убили. Мама оказала ему помощь: взяла с кровати байку и перевязала рану, а потом он пошел в медпункт. Больше мы его не видели. Мама собрала всех женщин, на лошадях они поехали за солдатами. Командир лежал на бугре, весь в крови. Женщины забрали всех и похоронили в Атаманском лесу, на месте, где сейчас мемориал. Ни имен, ни фамилий погибших бойцов мы не знали.
    А потом пришли советские войска, освободили наше село и весь город.
    Жизнь наша была очень трудная, но мы выжили, дождались Дня Победы! Радости было много, играла гармонь, все пели и плясали. Мне было 10 лет. Уже 70 лет прошло с той поры, и хочется, чтобы всегда был мир на земле.

    Полина Федоровна ФЕФЕЛОВА.
    с. Сорокино.

    2015-02-21

Конкурс

EUR18/1065.40.1279
EUR18/1075.650.2724
Старый Оскол: ночью

АРХИВ

Выберите номер:

Голосование

Лучше, если газета станет еженедельником?


Каталог предприятий

    ▼ Развернуть

    Фотогалерея

    Партнеры

    Интервью