icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Белгородское время
17:46
Суббота, 12 Июня
Рекламный баннер 990x90px top

Танкист из Знаменки

2018-01-27

В Знаменском музее в разделе «Отечественная война» есть фотография Иллариона Дмитриевича Бобрикова (1918-1974 г.г.). В составе экипажа танка Т-34 он защищал Москву, громил врага в Сталинграде. И первым вошел в родную Знаменку. Был в кромешном аду Курской битвы, освобождал Польшу, а закончил войну в Берлине. Трижды горел в танке, дважды был контужен.
Заведующая Знаменским музеем Ирина Унщикова предоставила нам материал о своем земляке, которого хорошо знали и уважали односельчане. Воспоминания участника войны были записаны с его слов В.В. Ивановым.
От первого лица
«…Так и осталась недопаханной узкая полоска паровой земли. Верховой подскочил: «Ларька! Война! Бросай работу, в танкисты пойдешь!» - и вручил мне повестку. 23 июня 1941 года я был уже в дороге. В Москве прошел краткосрочные курсы. Стал танкистом. А потом бои, бои…».
Боевое крещение Илларион Дмитриевич Бобриков принял при защите Москвы. В составе 31-й бригады на своем Т-34 он не раз вступал в схватку с врагом на подступах к столице. Несколько танков и орудий уничтожили члены экипажа танка, в котором был и наш земляк. За это его удостоили медали «За отвагу».

Опаленным в боях солдатом в ноябре 1942 года Бобриков прибыл на левобережье Сталинграда. Там тогда решалась судьба Родины. «Нам дали новую уральскую «тридцатьчетверку», мы поклялись громить врага до полной победы, - рассказывал Илларион Дмитриевич.- Зима была холодная, морозы стояли жгучие. Нас одели в овчинные полушубки, выдали валенки, рукавицы, запасной провиант».
В составе четвертого танкового корпуса под командованием генерал-майора А.Г. Кравченко он участвовал в окружении 6-й немецкой армии фельдмаршала Паулюса. «Навсегда осталось в памяти незабываемое зрелище этого великого сражения, – вспоминает Илларион Дмитриевич. - Ночью 19 ноября скрыто от врага на понтонах на правый берег ледяной Волги было переправлено огромное количество техники. А утром сотни наших танков в содействии с авиацией, артиллерией, матушкой-пехотой лавиной двинулись на Запад, замыкая 330-тысячную армаду врага в Сталинградской ловушке. 23 ноября кольцо было замкнуто».
В конце 1943 года произошла новая передислокация танкового батальона из-под Сталинграда на станцию Давыдовку Воронежской области. На левобережье Дона стягивались силы для скорого наступления Воронежского и Центрального фронтов.
Из воспоминаний И.Д. Бобрикова: «Под Новый год нас перебросили в район Давыдовки. 14 января перед строем зачитывается приказ: «завтра в 6 часов утра переходим в наступление Урыв - Россошь - Роговатое». Сердце стучит от радости. Мне предстоит прогнать врага из родного дома».
И вот настал тот предрассветный час 15 января, когда десятки тонн раскаленного металла опустились на головы венгров, державших оборону на Дону близ сёл Урыв и Сторожевого. Враг в панике отступал. Уже освобождены Россошь, Репьевка, Роговатое.
Утро 18 января 1943 года. Температура минус 28 градусов. Советские войска, вступившие на окраину села Роговатого, убедились, что вражеские солдаты, укутанные в женские платки, одеяла и соломенные эрзац-валенки, бегут в панике в направлении Старого Оскола.
- Товарищ командир бригады, - едва сдерживая волнение, обратился Илларион Бобриков, - Село мое родное в семи километрах отсюда. А там мать живет. Разрешите нашему экипажу освободить село Знаменка? Заодно и мать, земляков повидаю.
- А если в ловушку попадете? – перебил его комбриг.
- Живыми не сдадимся, - поддержали Бобрикова члены экипажа мордвин Давлетов, сибиряк Платонов и кавказец Алфимов.
В полдень 19 января 1943 года по заснеженному полю от села Роговатого, опережая попутную поземку, мчался танк, управляемый И.Д. Бобриковым. Первую остановку он сделал в центре села около церкви. Когда экипаж вылез из машины, сразу же попал в крепкие объятия односельчан.
– Бабоньки! - в изумлении ахнул дед Сергей Афанасьевич Лисицын. - Так это же никак Ларька оказался нашим спасителем!
От сельчан танкисты узнали, что немцы, жившие в школе под охраной полицаев, двумя днями ранее куда-то исчезли. Илларион Дмитриевич переночевал в родном доме, а утром, попрощавшись с мамой и земляками, отправился боевым курсом через Потудань на Меловое, где его экипаж догнал свою танковую бригаду.
Новый маршрут – Горшечное – Касторное. Прямо с ходу ворвались советские танки на вокзал в Горшечном, где стояли неразгруженные танки врага на платформах. Фашисты в панике разбежались. После освобождения Касторного экипаж Бобрикова прошел дорогами «Старый Оскол - Короча - Белгород - Богодухов - Харьков». Затем были горькие и досадные дни отступления из Харькова и Белгорода. Потом жестокая битва на Курской дуге, танковое сражение под Прохоровкой. В том бою И.Д.Бобриков был тяжело контужен. Думал - отвоевался, но нет. После выздоровления Илларион Дмитриевич проехал на своем «боевом коне» в составе танкового корпуса генерала Рыбалко еще сотни километров. Участвовал в киевской операции, освобождал Польшу и закончил войну в поверженном Берлине. Ратный путь Бобрикова отмечен орденами Красной Звезды, Отечественной войны, медалями «За оборону Москвы» и «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы» и «За взятие Берлина».
Домой советский солдат вернулся летом 1946 года. Сразу же сел за руль старенького трактора. В 1948 году женился. За короткое время вместе с супругой построил просторный дом, посадил сад. Илларион Дмитриевич умер в 1974 году. Часто на могилу родителей приезжают дети, внуки, правнуки. Память о них будет вечно жить в сердцах родных и земляков.

Подготовила Елена РОВЕНСКИХ.

1804

Оставить сообщение:

НАШИ ПАРТНЕРЫ